«Рог Исилькульского бизона», Виктор Гоношилов

Всего в мире известно о двух подобных рогах древних бизонов. Один из них хранится в Омской области

Эта находка пришлась на самое начало XXI века. Случилась она в Исилькульском районе. Экскаваторщик, который на своей машине работал в песчаном карьере, заметил, как из ковша вместе с грунтом в кузов грузовика упала большая кость.


Без особого внимания

Находку хоть и поместили в экспозицию районного музея, но большого значения ей не придали. Рог первобытного бизона. Их в Сибири находят, пожалуй, не реже, чем зубы мамонта. В Тобольском краеведческом музее, например, им отдельный зал отведен. В коллекции наших соседей есть просто гигантские экспонаты: черепа с размахом рогов до двух с лишним метров. Первобытный бизон когда-то в изобилии водился на территории Западной Сибири. Возможно, именно здесь и происходило его видообразование.

Животные, если судить по находкам их останков, обладали огромной массой - до двух с половиной тонн веса. Их рога служили турнирным оружием - упершись лоб в лоб, самцы демонстрировали свою силу. Победитель в качестве приза получал понравившуюся самку. А потерпевший поражение просто уходил пастись - турниры были бескровными.

Но если возникала опасность, то рога из турнирного оружия превращались в грозное боевое. Хищники в одиночку рисковали нападать только на больных животных, здоровые-то не по зубам. Откуда известно? Так ведь как раз подобным образом ведут себя бизоны в прериях Северной Америки, а они потомки наших первобытных сибирских бизонов. Во время одного из оледенений «сибиряки» перешли по ледяному мосту над Беринговым проливом на североамериканский материк и положили начало новому виду. Оставшимся дома не повезло - их погубило очередное изменение климата.

Не глаз, а алмаз

Первым, кто обратил внимание на особенность рога из исилькульской коллекции, стал 50-летний кандидат ветеринарных наук Борис Кассал. Пару слов о нем следовало бы сказать, чтобы было понятно, что за человек.

В наше время, когда упор в основном делается на узкую профессиональную специализацию, Борис Юрьевич относится к почти исчезнувшей когорте энциклопедистов. Ложится в два ночи, встает в восемь утра.

Все остальное время, исключая походы и экспедиции, проводит за книгами и компьютером.

Из его знакомых никто не знает, на какие деньги он живет. Зато нет ни одного серьезного проекта по изданию справочной литературы об Омской области, в котором бы он не участвовал. У него в личном научном багаже несколько серьезных монографий о животном мире Прииртышья, он обязательный участник дискуссий на заседаниях Русского географического общества, и порой участник неоправданно суровый.
Кассалу-то и бросилась в глаза неглубокая канавка, которая опоясывала рог по окружности. Не потребовалось даже пристального внимания, чтобы понять: канавка искусственного происхождения.

Но кто ее мог выдолбить, если рог пролежал в земле не менее 10 тысяч лет? Версию об инопланетных пришельцах Кассал и его ученики, молодые биологи Роман Жителев и Алексей Бондарев, даже не рассматривали. Рог обработан грубо. Сразу видно, что канавку пробивали примитивным орудием - зубилом или топором, но никак ни лазером. Следы рубки хорошо видны. И хорошо видно, что «срубы» древние. Кость долго пролежала в земле, она окаменела, руби ее сейчас - крошилась бы, а на ней следы от лезвия топора ровные и гладкие. Это во-первых. Во-вторых, кость за тысячи лет не раз точили грунтовые воды, шлифовал песок при подъемах и опусканиях земной коры. Поэтому на кости появились отполированные до блеска участки. И дно канавки местами тоже блестит. От той же вековой полировки. Общий почерк столетий.

Топором по рогу

Вывод напрашивается сам собой: кость рубил первобытный человек. Но зачем?
Прежде чем ответить на этот вопрос, надо привести некоторые сведения из анатомии рогов. Но анатомию рогов, естественно, не всех рогатых представителей животного мира, а только некоторых: бизонов и их ближайших родственников - коров и быков. Каждый рог этих животных состоит из двух частей: костного отростка, который растет из костей черепа, и рогового чехла, покрывающего снаружи роговой отросток. Что такое роговой чехол, представляет каждый, кто хоть раз видел корову. Держится он не так уж и прочно. Коровы, выясняя отношения между собой, иногда теряют его.

Традиционный кавказский сосуд для винопития, рог, украшенный серебром, - это не что иное, как роговой чехол, обработанный руками мастера. Современный специалист по рогам, снимая чехол с рогового отростка, обычно ножовкой делает пропилы по окружности рога. Но десять тысяч лет назад до изобретения пилы человек еще не дошел, а каменным топором владел уже искусно. С его помощью древний сибиряк и снял роговой чехол с убитого бизона, оставив следы лезвия на костном роговом отростке. А так как роговой чехол бизона крепок, то наш древний земляк рубил его, сил не жалея, наотмашь. Заодно прорубил и канавку вокруг рогового отростка. По ней, кстати, можно судить о том, что человек прорубал канавку, не переворачивая бизона: тяжел был зверь. Ясно видно, что в одном месте канавка узкая, здесь удары наносились точно, а в другом - она широкая. Удары идут под разными углами, вразброс, потому что рубить было неловко - снизу. Не размахнешься.

Кости древних животных со следами обработки учеными находятся не часто, гораздо реже, чем камни. А рогов древнего бизона с подобными метками во всем мире известно всего два: в Англии и у нас, в Омской области.
Но зачем охотник, тратя кучу времени, все-таки снимал рог с убитого животного? Ответ вроде бы очевидный - для воды. Вина-то тогда еще не было.
Но это вряд ли. И вот по какой причине. Тупить или даже, может быть, ломать каменный топор ради сосуда для воды древний охотник точно бы не решился. Да что там древний - любой современный мужик, обладающий железным топором, не стал бы рубить даже коровий рог, не говоря уж о бизоньем. Так лезвие затупишь — в жизнь потом не отточишь.

Играет рог бизоний

Для чего же тогда столько трудов потратил древний сибиряк? По мнению Бориса Кассала, рог, скорее всего, использовался как музыкальный инструмент во время культовых обрядов.

Если на стенке рога сделать насечки и по ним провести сухой палочкой, то из раструба пойдет шуршащий звук.

Для нас, конечно, это не музыка, но для нас, а не для древних людей. Литературные данные о подобном использовании рогов животных имеются.


Кроме того, в Африке еще в XIX веке с помощью полых рогов с насечками аборигены отвлекали внимание слонов во время охоты. Слон заметит движение в кустах, замрет - и вдруг слышит ясное урчание собрата.

На самом же деле абориген, имитируя привычные слонам звуки, «наигрывает» бамбуковой палочкой на роге. Не исключено, что и на территории нынешней Сибири первобытный человек подобным же образом успокаивал насторожившегося мамонтаА еще в роге было удобно носить наконечники для копий. Охота на мамонтов - дело не только опасное, но и долгое. Охотник, подкравшись, бил животное копьем и резко дергал свое оружие обратно - каменный наконечник застревал в теле жертвы. Охотник на древко насаживал новый наконечник и опять начинал подкрадываться к животному, чтобы нанести очередной удар. И так до тех пор, пока животное не обессилит от потери крови или наконец не получит последний - смертельный удар.

Конечно, не исключено, что рогом, чтоб напиться, иногда черпали воду из ручья. Но и только. Для постоянного хранения жидкости он не подходил. Глиняный горшок удобнее.

Нам сейчас трудно точно сказать, как еще применяли полый рог первобытные люди. Однако можно смело предполагать, что рог бизона они снимали не для выполнения только одной, пусть даже важной функции. Он имел многоцелевое применение. Древний человек предпочитал универсальные вещи, которые бы не противоречили принципу «все свое ношу с собой». Двигался он много, стоянки менял часто.

Но почему первобытный человек снимал тяжелый рог с бизона, а не легкий - с коровы? Трудов-то гораздо меньше. Так не было еще коров, до их выведения оставалось несколько тысячелетий.

Применяя специальную, ими же разработанную компьютерную программу, Кассал и его ученики установили емкость омского и английского рогов. Объем английского рога составляет около трех литров, а нашего (не поверите!) пол-литра. Вот из каких дальних времен, оказывается, идет наша национальная мера.

We use cookies to improve our website. By continuing to use this website, you are giving consent to cookies being used. More details…